Корбан назвался участником Иловайской трагедии. Настоящие ветераны возмущены

Бывший заместитель председателя Днепропетровской ОГА,  советник (друг, товарищ и партнер) Бориса Филатова Геннадий Корбан назвал себя «непосредственным участником Иловайских событий».

Об этом он написал на своей странице в сети Фейсбук накануне годовщины трагедии:

«Я был непосредственным участником Иловайских событий. И помню много. И многих. Я знаю поименно и тех, кто сегодня пытается стереть эти даты по истории »

В своей заметке он требует предоставить официальный статус Иловайской трагедии, найти и наказать виновных в роковой ошибке, которая унесла жизни и искалечила судьбы тысяч людей — только по официальным данным погибло почти пятьсот бойцов, еще 470 получили ранения. Реальные потери оценивают еще выше — более тысячи погибших и сотни тех, кто попал в плен.

При этом, самопровозглашенный участник боевых действий, который в те дни находился в уютном тылу в украинском Днепре, не упоминает о своей роли в трагических событиях.

Как известно, военная операция по штурму Иловайска осуществлялась при участии добровольческих батальонов «Днепр-1», «Азов», «Шахтерск» и «Донбасс», которые в то время не все были оформлены официально и подчинялись тогдашнему штаба территориальной обороны Днепропетровской области, в частности — Геннадию Корбану и Борису Филатову, которые руководили ими и выдавали бойцам указания. И именно в кабинете Геннадия Корбана состоялось совещание, на котором планировалась операция по взятию и зачистке Иловайска. Сам Корбан, который в целом открестился от своего участия в тех событиях и заинтересованности во взятии под контроль ахметовской Зуевской ТЭЦ, признал, что встреча имела место, хотя и была «чисто консультативного характера».

Приписывание себе участия в Иловайских событиях возмутило реальных их участников. Один из реальных бойцов, который, в отличие от Корбана, действительно воевал в Иловайске в составе «Днепра-1», известный днепровский блогер Ярема Галайда, назвал заявление Корбана танком на костях погибших, а его самого — рейдером чужой и боли.

«Вспоминается мне, что еще до недавнего он все больше героически открещивался от своего участия в тех событиях. Руцями и нозями отбрыкивался от любых заявлений о его роли в том, почему это и как добробаты оказались в Иловайске. А роляшка его интересная … Ну на его совести. А вот то, что на хребтине бойцов, прошедших Иловайский ад и на костях погибших в нем, хочет в рай въехать очередной самозванец, «непосредственный участник» — это уже очередная гадость. Герой, на колчаковских фронтах, так сказать», — написал он в своем блоге.