Геннадий Корбан: За словом «децентрализация» ничего нет

Тиждень разговаривал с лидером партии УКРОП Геннадием Корбаном как с представителем нового поколения днепропетровских политиков, амбиции которых заметно выходят за пределы «базового» региона. Темами общения стали поражения днепропетровского клана в начале 2000-х, возможен реванш регионалов в области, десоветизации, децентрализация и бизнес нынешнего кандидата в мэры столицы.

Говорят, что на местных выборах возможен реванш бывших регионалов. Насколько это реально в Днепропетровске?

— Это действительно так. Наметился масштабный реванш. Фактически власть объединилась с так называемым Оппозиционным блоком. Прежде всего это прослеживается в составе территориальных комиссий. В Днепропетровске и области по партийным квотам БПП, «взаимопомощи», «Батькивщины» заведены люди Александра Вилкула. А точнее работники компаний, контролируемых Ринатом Ахметовым.

Но в свое время с Партией регионов сотрудничали почти все …

— Да, я понимаю. Но в регионе мощное движение, масса активистов, общественных деятелей, волонтеров, которых можно привлечь в списки. Но почему-то решили пойти легким путем.

Как можно охарактеризовать Днепропетровскую область политически? Она так же, как раньше, за бело-синих?

— Нам удалось переломить ситуацию. Если раньше Днепропетровская область была «ватной», ее заносили в «синюю зону», то сегодня все иначе. Так, Оппозиционный блок набирает более, если сравнивать его с одной партией. Но если брать всех, то экс-регионалы в серьезной меньшинстве. Это 19-21%. Остальные —демократические силы. На прошлых выборах в Раду бело-синие взяли 21% в Днепропетровске, 24% — в Кривом Роге и Павлограде. При явке соответственно 49% и 51%. Это их порог. Они его не перепрыгнули. Может, немного электората прибавилось за экономические неудачи в стране. Но глобально они не подросли.

Создание УКРОПа — это попытка возродить днепропетровский клан?

— Разное говорят. Не думаю, что нашу партию можно расценивать именно так. Если углубиться в историю, то Днепропетровск был мощной кузницей кадров даже при СССР. А УКРОП — это всеукраинская партия, имеющая идеологическую основу. Так, днепропетровцы в парламенте в большинстве случаев с укропом. Но есть представители Львова, Одессы, Луцка, Ивано-Франковска. Есть люди из Донбасса.

Как вы считаете, почему днепропетровские свое время проиграли донецким?

— В начале 2000-х в Днепропетровске образовался вакуум. В большую политику выдвинулась Юлия Тимошенко. А до этого был Павел Лазаренко. Эти люди представляли днепропетровский клан. Хотя клана, как его называют, на самом деле не существует. В Киеве начала они потерпели фиаско, скажем, как Лазаренко с «Обществом». А Тимошенко набирала политический вес, пока стала национальным лидером. Тогда как в Днепропетровске люди занимались бизнесом и не считали нужным идти в политику. Ни в 2004-м, ни в 2005-м. А донецкие в то же время … были монолитные. В этом регионе бизнес выстраивался по принципу феодализма. Скажем, кто-то сводил три заправки. Одну оставлял себе, одну —
мэру, третью — бизнес-группе. А в Днепропетровске была конкуренция, никто ни на кого не давил. И в какое-то время Днепропетровск оказался разрозненным и не смог представлен в Киеве на политическом Олимпе. Не было такой цели и задачи.

В таком случае почему вы решили идти в политику сейчас?

— В марте 2014-го нас пригласили. Стоял вопрос содержания стабильной ситуации в области. Мы справились с этим. Если бы нас не пригласили, думаю, мы реально жили бы в другой стране. 4 марта нас назначили, а штурмы ОГА были 10-го, 19-го. Пока не приняли соответствующие меры. Тогда вся страна смотрела, упадет Днепропетровск или нет. А если бы он упал, посыпались бы регионы до Одессы. Да, мы не совсем по своей воле оказались в политике, нас пригласили. Мы, в свою очередь, выразили инициативу, потому что нам не хотелось войны. И у нас получилось. Не буду скрывать: нам понравилось. Почему бы не пойти дальше? Поскольку мы показали результат, то, считаю, теперь в состоянии справиться с трудностями внутри страны. Это следующий этап развития. Сложнее, интереснее.

На каких китах держится экономика Днепропетровщины?

— Это горнорудная промышленность, металлургия. У нас в области есть все, начиная от угля и заканчивая марганцевой и цветными металлами. Есть база для всей металлургии Украины. А главное — крупные машиностроительные компании, которые могут работать на оборону государства. И, безусловно, в области развиты бизнес, конкуренция, не было монопольных отношений, как, скажем, у донецких. Там даже известные предприниматели, например Тарута, Ахметов, Гайдук, были связаны одним бизнесом. В Днепропетровске в этом нет. Соответственно и другой подход.

Как вы относитесь к десоветизации? Нужно менять название Днепропетровска?

— Любые имена можно менять. Но нужен местный референдум. Закон о десоветизацию принято. Так, можно снести памятники и сделать это культурно, разбивать их не обязательно. Просто аккуратно демонтируют. А что касается переименования улиц, городов — это вопрос времени. И решать его должны местные общины. Если людям нравится слово «Днепропетровск», они найдут еще 20 смыслов, чтобы оставить такое имя. Так, Днепропетровск назван в честь реки и революционера Петровского, а не в честь апостола Петра, как это хотели представить некоторые «деятели». Так, государство на своем уровне должен выполнять закон. Если здание Верховной Рады принадлежит государству, то она может спилить звезду с флагштока. Наши города сегодня все еще советские по статусу — как отдельные цеха на большом заводе. А город, хоть оно и все еще госпредприятие, должен решать такие вопросы самостоятельно.

Как вы заработали первый миллион?

— Честно говоря, в Украине никто не заработал свой первый миллион на изготовлении инновационного продукта. Все первые капиталы строились на торговле. Я не стал исключением. Купил тару на Раховской картонной фабрике, отвез в Прибалтику, поменял на сливочное масло, отвез его на рефрижераторе в Баку, загрузил бакинские кондиционеры, привез в Украину и продал их с рентабельностью в 2 тыс процентов.

Как получилось, что проспект Карла Маркса, центральная улица Днепропетровская, стал фактически вашим?

— Эта коллекция собиралась много лет. Часть построена, часть приватизирована. Хотя приватизировано мало, больше куплено на вторичном рынке. Несколько был отвоеван, можно так сказать. В тот же Лазаренко. В разные периоды это стоило различных денег. Оценивая в среднем, скажу, что это выгодно, если учитывать капиталовложения. Но сегодня в Днепропетровске низкая ликвидность. Если мы идем в Европу, в будущем это может дать свои дивиденды.

Как продвигается дело об убийстве Аксельрода?

— Никак. Не хотел бы комментировать эту тему. Дело не идет и не продвинулось абсолютно. Даже будучи у власти, я не имел времени этим заниматься. Правоохранительные органы и вчера, и сегодня в достаточно разболтанном состоянии. Безусловно, есть противодействие, хоть я и не могу ее явно увидеть. Есть большой непрофессионализм в органах, занимающихся уголовными преступлениями. Формальное отношение к делу. Им просто сложно расследовать заказные убийства.

А как относитесь к децентрализации?

— не забегаю вперед. Никакой децентрализации нет. А та, которую нам предлагают, — это слова. Проблема не только в префект. Она конституционного характера: присвоение полномочий президентом. Не может один человек принимать решение о роспуске местных советов. И так же она не должна быть предназначена другой, пусть и президентом. А вторая проблема: по слову «децентрализация» ничего нет. Хотя должны быть деньги и полномочия. Чтобы делегировать хоть что-то из этого, нужно ликвидировать Казначейство. И договориться с каждым регионом о норме дохода, которую он оставляет себе, и о деньгах, которые отдавать в центр на государственные проекты.

Как оцениваете предвыборную кампанию в Киеве?

— Она только стартует, мы недавно начали им заниматься. Фальстарт, по-моему, это попытка менее раскрученных кандидатов заявить о себе, пока борды не занятые лицами, сливаются в одно. Сейчас все идет нормально. Админресурс работает, это очевидно, есть проекты, которые являются спойлерами …

Например?

— Проект Александра Омельченко. Начальник штаба у него Вадим Столар, который должен был возглавить штаб Виталия Кличко. Кроме этого на Омельченко положили репутационные риски повяьзани с именем начальника штаба Кличко. Это спойлерна партия, кандидат, изображает конкуренцию. Имитирует политическую деятельность. Но в этом нет ничего противозаконного.

Есть мнение, что политики, выбравшись из Днепропетровска в Киев, забывают город …

— Есть такое. У меня в Днепропетровске живут родители, дети. Детей, может, придется перевезти. А вот родителей не получится, они оседлые люди. Скажу так: у меня хватает якорей, чтобы не забыть город. Достаточно собственности, близких.

————————————————-